» » » Блогер Евгений Крыжин: интервью про Донбасс и не только

Блогер Евгений Крыжин: интервью про Донбасс и не только

Республики Донбасса строят стратегию от обороны. Ставка сделана на политические и экономические рычаги. Противостояние затянется на годы. Украина пытается задавить количеством, но у неё нет стальных яиц. Армейский Корпус ДНР продержится до подхода оперативного резерва. А боевую технику можно купить у военнослужащих Украины. Курьёзами и трагедиями гражданской войны с обозревателем ПолитНавигатора Валентином Филипповым делился добрый, грозный и колоритный ополченец, известный блогер Евгений Крыжин.

Валентин Филиппов: Ну, что…. Я счастлив видеть Евгения Крыжина в реальности. Многие считают, что это вымышленный персонаж.
Враньё! Евгений Крыжин существует. Доказательством тому являются две вещи. Во-первых, укры не могут продвинуться ни на метр.
Во-вторых я сейчас с ним разговариваю.
Евгений Крыжин: Ну, это немножко не так. Я тут, вообще, ни при чём. Я – «тыловая крыса».
Я исполняю обязанности командира взвода управления гаубичного арт-дивизиона. Командиром дивизиона был достаточно известный, начиная со всех событий войны на Донбассе, известный человек с позывным Минёр. На данный момент – гвардии подполковник. Украинец.
Но, с недавнего времени, я написал рапорт об увольнении с военной службы. И, на данный момент, я перехожу в другое ведомство, в другое подразделения, в общем-то, с теми же задачами.
Валентин Филиппов: Но, по-прежнему, Вы будете оберегать покой Новой России в тех границах, в которых она существует.
Евгений Крыжин: Дай Бог, что бы хотя бы в тех.
Валентин Филиппов: И заниматься поиском неисправных кондиционеров с другой стороны.
Евгений Крыжин: Укропом занимаюсь не я. Я занимаюсь обеспечением подразделения средствами связи. По возможности, средствами разведки. Мне помогает достаточно большое количество моих друзей. И лично знакомых. И просто по социальным сетям.
Валентин Филиппов: Хорошо, с точки зрения разведки, что происходит на фронте? Подтягиваются враги?
Евгений Крыжин: Да они и так подтянутые. Они не уходили никуда. Это не секрет. Я давно, и не я один, говорю об этом. Превосходство противника по живой силе и технике, по Донецкой Республике, где-то, трёхкратное. Если у нас общий численный состав армейского корпуса со всеми тылами и добавить туда внутренние войска, тысяч, может быть, двадцать пять. Наберётся. Против нас стоит почти девяносто тысяч группировка.
Они уже давно здесь. Они не подтягиваются. Они постепенно занимают «серую» зону не контролируемую. Это – да. И у нас. И на Юге. И в районе Донецка. Подтягивают технику – да.
Периодически они её убирают, когда ездят ОБСЕшники, а так…. Всё на месте.
Валентин Филиппов: Так в чём их тактика? Просто количеством постепенно вытеснять, постепенно наполнять живой силой?
Евгений Крыжин: Да. Пока – да.
Валентин Филиппов: Все пустующие места….
Евгений Крыжин: Пока нет команды на атаку – да. Занимать «серую» зону. Вытеснять Вооружённые Силы Донецкой Республики. Отодвигать. Продвигаться вперёд. Тихо. Тихой сапой. Постепенно, постепенно, постепенно.
Валентин Филиппов: А эта тактика может принести им успех?
Евгений Крыжин: В теории, говорю – да. А на практике, когда как. Когда у них получается, когда в ответ выдвигается артиллерия, наносит удар, и они откатываются обратно.
Вообще, идёт сейчас такая позиционная война. Ни они особо вперёд не идут. Ни мы.
То есть, мы идти вперёд и не можем. Глупо было бы, имея трёхкратное превосходство противника, ещё пытаться атаковать.
У нас вся концепция – от обороны. Стратегия завязана на оборону. На игру от обороны.
Валентин Филиппов: Хорошо. А в чём общая тактика Вам видится Республик Народных? То есть, это мирное строительство? И оборона без попыток уничтожить противника?
Евгений Крыжин: Сейчас всё зависит не от Республик. Республики всегда, изначально, они были ведомыми. Они не являются объектами и, тем более, субъектами. Вообще, никакой политики. Делают они то, что скажут сверху. Сверху принято решение о разрешении ситуации политическим путём. Экономическим давлением. Политическим давлением. И всем, что с этим связано. И это решение сейчас претворяется в жизнь. Идёт позиционная война. Это средство для такого решения.
В принципе, это решение правильное. Потому, что война полноценная, она никому не выгодна. Это потери людей. Это потери мирного населения. И это огромные деньги.
Каждая война, это деньги, деньги, деньги. А деньги в России считать умеют.
Как бы ни заливались у нас всякие пятые, седьмые, восьмые колонны, системные оппозиции, внесистемные оппозиции, — деньги в России считать умеют.
Поэтому, решаться всё будет политически. Решаться будет долго.
Валентин Филиппов: То есть, всё это очень надолго. Я вот смотрю, то, что происходит по Минским Соглашениям. Грубо говоря. Всё время шёл разговор, ну, вот у Украины не получается выполнить, она не выполняет, вот, вот сейчас и откроется, что она не выполняет. Но, вот Украина практически открыто сказала всем – мы не будем ничего выполнять…
Евгений Крыжин: Минские Соглашения для этого и созданы. Для того, чтобы поставить Украину в рамки, в которые ни она, ни её заокеанское внешнее управление стать не захотят.
Валентин Филиппов: Ну, вот они сейчас не захотели.
Евгений Крыжин: Минские Соглашения чётко расписаны. Там чётко расписана последовательность действий. Если изучить, то кому угодно становится понятно, — ничего из этого не будет.
Никто не отдаст под контроль границу. Никто не разоружит армейские войсковые подразделения. Это бред.
Попробуйте разоружить 25 тысяч человек. При том, что, ладно, разоружить, у кого что штатное, а сколько по огородам поприкопано. Из трофейного.
Только у меня нету. Потому, что мне и не надо. Я – гражданин России.
Валентин Филиппов: Я себе представляю, как перепечатают наше интервью, — «Российский наёмник Крыжин».
Евгений Крыжин: Да, да, да.
Валентин Филиппов: Давно гражданин России или всегда гражданин России?
Евгений Крыжин: Веду репортаж с тылового склада тушёнки и спирта. Ко мне все за довольствием приходят, а я на всех плюваю.
Валентин Филиппов: А мыши? Мыши? Сейчас фотографии «В ДНР боевиков кормят мышами»?
Евгений Крыжин: Вот мышей, это всё наше. Мы отгружаем. Это единственное довольствие, которым путинских наймитов мы кормим.
Остальное – нет. Не отдадим. Только и занимаемся тем, что гуманитарку пилим. Продаём её направо и налево. И прямо! Что тут ещё мы делаем? – Машины отжимаем.
Валентин Филиппов: Нет, ну, подождите. Именно Вы давали объявление, что Вы купите этот английский броневик, который через Одессу пригнали из Англии? Вы сколько за него денег давали? 19 тысяч гривен или 15? Пригнали Вам броневик укры?
Евгений Крыжин: Да. Что-то такое было. У нас тут много было по четырнадцатому году. Ещё история была как раз в Горловке. То ли на Безлера, то ли Безлера уже здесь не было. Вышли ВСУшники и предложили – вот, нам не хочется воевать, мы домой пойдём. Дайте нам за БТР 20 тысяч гривен. Да, по-моему, ещё Игорь Николаевич был. Он тогда сказал так: — предложите им ещё по 2 тысячи за автомат, за всё БК, которое в БТР, дать им денег, всё забрать, проверить, и пусть катятся.
Валентин Филиппов: Так что у нас? Какое будущее? Вот эта тягомотина? Ждём, ждём, ждём? Пока оно само рухнет?
Евгений Крыжин: Тягомотина с Украиной – она будет продолжаться. Продолжаться долго. Пять лет, как минимум.
Валентин Филиппов: Ещё пять….
Евгений Крыжин: Я думаю – да. Там сменится ещё не один президент. Не один кабинет министров. Вот.
Ну, единственный вариант, это если только у кого-то с той стороны найдутся железные яйца. Из заначки. И будет отдана команда наступать. Тогда, конечно, мы все тут ляжем. Потому, что реально, по разным оценкам….
Мои личные оценки, того, что я вижу боеспособности, боеспособность достаточно высокая. После зимней кампании прошлогодней было сделано много выводов командованием корпуса. И весь год корпус не вылезал с учебных полигонов. Где отрабатывалось всё, от, грубо говоря, разборки-сборки автомата Калашникова, до боевого слаживания батальонно-тактических групп.
Валентин Филиппов: А нарастить численность вооружённых сил?
Евгений Крыжин: Я реально не знаю. Если у кого-то найдутся яйца, и он отдаст команду наступать, мы продержимся от трёх дней, до десяти. Ну, а потом придёт Россиюшка и немножко потопчется своим кованным сапогом.
Может быть, даже кто-нибудь из нас доживёт. Это то время, которое нужно для того, что бы все оперативные резервы были развёрнуты и стартовали к месту проведения….
Валентин Филиппов: То есть, Вы печальные вещи говорите. На самом деле.
Евгений Крыжин: Для того, чтоб прошли все команды, по инстанциям и так далее…. Чтоб было принято решение принуждать жовто-блакытных товарищей к миру.
Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Спасибо за Ваше оптимистическое интервью. Я ещё раз радуюсь, что люди узнают, что Евгений Крыжин – это не виртуальный персонаж. А вполне реальный человек, вносящий свою лепту скромную.
Евгений Крыжин: Мне приходилось совершенно реальным людям говорить: — Приезжайте! Мы Вас встретим. И безопасность я Вам гарантирую. Никто Вам ничего не сделает. Заезжайте хоть через блок-пост, хоть через Россию. Да, пофиг. Пожалуйста, приходите, приезжайте, поговорим. Я человек совершенно добрый, не конфликтный. И не бросаюсь резать уши.
Людей надо убеждать. Убеждать в их неправоте.
А пушки должны говорить в самую последнюю очередь.
Валентин Филиппов: Да, такое ощущение, что на Украине уже последняя очередь наступила.
Евгений Крыжин: Нет. Ещё рано. Ещё лет пять. Вот тогда будет самое то. Надо, что бы это всё настоялось. Бродить начало. Пока ещё там даже не то, что бродить, там ещё закваски не стартовало. Но, скоро. Пять лет — это не так много.
Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Счастливо. Спасибо.
Евгений Крыжин: И Вам.
Валентин Филиппов: Берегите себя, главное. Связь – это главное.
Евгений Крыжин: Заходите ещё.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Свежие новости

Больше новостей